Недоросль распечатать полностью ворде

Обновлено: 25.11.2022

Про­ста­ков.
Г‑жа Про­ста­кова, жена его.
Про­ста­ков, сын их, недоросль.
Ере­ме­евна, мама Митрофанова.
Правдин.
Стародум.
Софья, пле­мян­ница Стародума.
Милон.
Ско­ти­нин, брат г‑жи Простаковой.
Кутей­кин, семинарист.
Цыфир­кин, отстав­ной сержант.
Враль­ман, учитель.
Тришка, портной.
Слуга Простакова.
Камер­ди­нер Стародума.

Дей­ствие в деревне Простаковых.

Действие первое

Явление I

Г‑жа Про­ста­кова, Мит­ро­фан, Еремеевна.

Г‑жа Про­ста­кова (осмат­ри­вая каф­тан на Мит­ро­фане). Каф­тан весь испор­чен. Ере­ме­евна, введи сюда мошен­ника Тришку. (Ере­ме­евна отхо­дит.) Он, вор, везде его обу­зил. Мит­ро­фа­нушка, друг мой! Я чаю, тебя жмет до смерти. Позови сюда отца.

Явление II

Г‑жа Про­ста­кова, Ере­ме­евна, Тришка.

Г‑жа Про­ста­кова (Тришке). А ты, скот, подойди поближе. Не гово­рила ль я тебе, воров­ская харя, чтоб ты каф­тан пустил шире. Дитя, пер­вое, рас­тет; дру­гое, дитя и без узкого каф­тана дели­кат­ного сло­же­ния. Скажи, бол­ван, чем ты оправдаешься?

Тришка. Да ведь я, суда­рыня, учился само­уч­кой. Я тогда же вам докла­ды­вал: ну, да извольте отда­вать портному.

Г‑жа Про­ста­кова. Так разве необ­хо­димо надобно быть порт­ным, чтобы уметь сшить каф­тан хоро­шенько. Экое скот­ское рассуждение!

Тришка. Да, ведь порт­ной-то учился, суда­рыня, а я нет.

Г‑жа Про­ста­кова. Ища он же и спо­рит. Порт­ной учился у дру­гого, дру­гой у тре­тьего, да пер­воет порт­ной у кого же учился? Говори, скот.

Тришка. Да пер­воет порт­ной, может быть, шил хуже и моего.

Мит­ро­фан (вбе­гает). Звал батюшку. Изво­лил ска­зать: тотчас.

Г‑жа Про­ста­кова. Так поди же вытащи его, коли доб­ром не дозовешься.

Мит­ро­фан. Да вот и батюшка.

Явление III

Те же и Простаков.

Г‑жа Про­ста­кова. Что, что ты от меня пря­таться изво­лишь? Вот, сударь, до чего я дожила с твоим потвор­ством. Какова сыну обновка к дядину сго­вору? Каков каф­та­нец Тришка сшить изволил?

Про­ста­ков (от робо­сти запи­на­ясь). Me… меш­ко­ват немного.

Г‑жа Про­ста­кова. Сам ты меш­ко­ват, умная голова.

Про­ста­ков. Да я думал, матушка, что тебе так кажется.

Г‑жа Про­ста­кова. А ты сам разве ослеп?

Про­ста­ков. При твоих гла­зах мои ничего не видят.

Г‑жа Про­ста­кова. Вот каким мужень­ком награ­дил меня гос­подь: не смыс­лит сам разо­брать, что широко, что узко.

Про­ста­ков. В этом я тебе, матушка, и верил и верю.

Г‑жа Про­ста­кова. Так верь же и тому, что я холо­пям пота­кать не наме­рена. Поди, сударь, и теперь же накажи…

Явление IV

Те же и Скотинин.

Ско­ти­нин. Кого? За что? В день моего сго­вора! Я прошу тебя, сест­рица, для такого празд­ника отло­жить нака­за­ние до зав­трева; а зав­тра, коль изво­лишь, я и сам охотно помогу. Не будь я Тарас Ско­ти­нин, если у меня не вся­кая вина вино­вата. У меня в этом, сест­рица, один обы­чай с тобою. Да за что ж ты так прогневалась?

Г‑жа Про­ста­кова. Да вот, бра­тец, на твои глаза пошлюсь. Мит­ро­фа­нушка, подойди сюда. Меш­ко­ват ли этот кафтан?

Ско­ти­нин. Нет.

Про­ста­ков. Да я и сам уже вижу, матушка, что он узок.

Ско­ти­нин. Я и этого не вижу. Каф­та­нец, брат, сшит изряднехонько.

Г‑жа Про­ста­кова (Тришке). Выйди вон, скот. (Ере­ме­евне.) Поди ж, Ере­ме­евна, дай позав­тра­кать ребенку. Вить, я чаю, скоро и учи­тели придут.

Ере­ме­евна. Он уже и так, матушка, пять було­чек ску­шать изволил.

Г‑жа Про­ста­кова. Так тебе жаль шестой, бес­тия? Вот какое усер­дие! Изволь смотреть.

Ере­ме­евна. Да во здра­вие, матушка. Я вить ска­зала это для Мит­ро­фана же Терен­тье­вича. Про­тос­ко­вал до самого утра.

Г‑жа Про­ста­кова. Ах, мати божия! Что с тобою сде­ла­лось, Митрофанушка?

Мит­ро­фан. Так, матушка. Вчера после ужина схватило.

Ско­ти­нин. Да видно, брат, поужи­нал ты плотно.

Мит­ро­фан. А я, дядюшка, почти и вовсе не ужинал.

Про­ста­ков. Пом­нится, друг мой, ты что-то ску­шать изволил.

Мит­ро­фан. Да что! Соло­нины лом­тика три, да подо­вых, не помню, пять, не помню, шесть.

Ере­ме­евна. Ночью то и дело испить про­сил. Квасу целый кув­ши­нец выку­шать изволил.

Мит­ро­фан. И теперь как шаль­ной хожу. Ночь всю така дрянь в глаза лезла.

Г‑жа Про­ста­кова. Какая ж дрянь, Митрофанушка?

Мит­ро­фан. Да то ты, матушка, то батюшка.

Г‑жа Про­ста­кова. Как же это?

Мит­ро­фан. Лишь стану засы­пать, то и вижу, будто ты, матушка, изво­лишь бить батюшку.

Про­ста­ков (в сто­рону). Ну, беда моя! Сон в руку!

Мит­ро­фан (раз­не­жась). Так мне и жаль стало.

Г‑жа Про­ста­кова (с доса­дою). Кого, Митрофанушка?

Мит­ро­фан. Тебя, матушка: ты так устала, колотя батюшку.

Г‑жа Про­ста­кова. Обойми меня, друг мой сер­деч­ный! Вот сынок, одно мое утешение.

Ско­ти­нин. Ну, Мит­ро­фа­нушка, ты, я вижу, матуш­кин сынок, а не батюшкин!

Про­ста­ков. По край­ней мере я люблю его, как над­ле­жит роди­телю, то-то умное дитя, то-то разум­ное, забав­ник, затей­ник; ино­гда я от него вне себя и от радо­сти сам истинно не верю, что он мой сын.

Ско­ти­нин. Только теперь забав­ник наш стоит что-то нахмурясь.

Г‑жа Про­ста­кова. Уж не послать ли за док­то­ром в город?

Мит­ро­фан. Нет, нет, матушка. Я уж лучше сам выздо­ровлю. Побегу-тка теперь на голу­бятню, так авось-либо…

Г‑жа Про­ста­кова. Так авось-либо гос­подь мило­стив. Поди, порез­вись, Митрофанушка.

Мит­ро­фан с Ере­ме­ев­ною входят.

Явление V

Г‑жа Про­ста­кова, Про­ста­ков, Скотинин.

Ско­ти­нин. Что ж я не вижу моей неве­сты? Где она? Вве­черу быть уже сго­вору, так не пора ли ей ска­зать, что выдают её замуж?

Г‑жа Про­ста­кова. Успеем, бра­тец. Если ей это ска­зать прежде вре­мени, то она может еще поду­мать, что мы ей докла­ды­ва­емся. Хотя по муже, однако я ей свой­ствен­ница; а я люблю, чтоб и чужие меня слушали.

Про­ста­ков (Ско­ти­нину). Правду ска­зать, мы посту­пили с Софьюш­кой, как с сущею сирот­кой. После отца оста­лась они мла­ден­цем. Тому с пол­года, как ее матушке, а моей сва­тьюшке, сде­лался удар…

Г‑жа Про­ста­кова (пока­зы­вая, будто кре­стит сердце). С нами сила крестная.

Про­ста­ков. От кото­рого она и на тот свет пошла. Дядюшка ее, гос­по­дин Ста­ро­дум, поехал в Сибирь; а как несколько уже лет не было о нем ни слуху, ни вести, то мы и счи­таем его покой­ни­ком. Мы, видя, что она оста­лась одна, взяли ее в нашу дере­веньку и над­зи­раем над ее име­нием, как над своим.

Г‑жа Про­ста­кова. Что, что ты сего­дня так разо­врался, мой батюшка? Ища бра­тец может поду­мать, что мы для инте­ресу ее к себе взяли.

Про­ста­ков. Ну как, матушка, ему это поду­мать? Ведь Софьюш­кино недви­жи­мое име­ние нам к себе при­дви­нуть не можно.

Ско­ти­нин. А дви­жи­мое хотя и выдви­нуто, я не чело­бит­чик. Хло­по­тать я не люблю, да и боюсь. Сколько меня соседи ни оби­жали, сколько убытку ни делали, я ни на кого не бил челом, а вся­кий убы­ток, чем за ним ходить, сдеру с своих же кре­стьян, так и концы в воду.

Про­ста­ков. То правда, бра­тец: весь око­ло­ток гово­рит, что ты мастер­ски оброк собираешь.

Автор пересказа: О. В. Буткова Жанры: Литература 18 века , Русская классика Год: 1781 Время чтения: 10 минут Оригинал книги: Недоросль Автор оригинала: Денис Фонвизин Время чтения оригинала: 2 часа Действующие лица

Действующие лица в книге «Недоросль»

Читать «Недоросль» в кратком содержании

Деревня помещиков Простаковых. Госпожа Простакова в гневе: крепостной портной Тришка, считает она, сшил слишком узкий кафтан её любимому сыну, шестнадцатилетнему недорослю Митрофанушке. Тришка оправдывается тем, что не учился портняжному ремеслу, но госпожа ничего и слушать не хочет. Её муж, Простаков, недалёкий и послушный жене человек, высказывает мнение, что кафтан мешковат. А Тарасу Скотинину, брату Простаковой, кажется, что кафтан "сшит изряднехонько".

Сам же кафтан - обновка Митрофанушке к сговору Скотинина с Софьей, дальней родственницей Простаковых. Отец Софьи умер, когда она была ещё младенцем. Девушка росла у матери в Москве. Но уже минуло полгода, как она осталась круглой сиротой. Простаковы взяли её к себе, чтобы"надзирать за её имением, как за своим собственным". Дядюшка Софьи, Стародум, уехал в Сибирь. На протяжении долгого времени о нём не было никаких известий, и Простаковы считают, что он давно умер.

Скотинин хочет жениться на Софье - не потому, что ему нравится девушка, не потому, что он хочет завладеть её деревеньками, но потому, что в этих деревеньках много. свиней, а до них он большой охотник. А Софья ещё не знает, кого прочат ей в мужья.

Софье приходит письмо от Стародума. Госпожа Простакова, услышав об этом, крайне раздражена: не сбылись её надежды, дядюшка оказался жив. Простакова обвиняет Софью во лжи: письмо, дескать, амурное. Но проверить утверждение она не может, ибо неграмотна. Её муж и брат тоже читать не горазды. Их выручает постоялец Правдин. Он читает письмо, в котором Стародум извещает племянницу, что делает её наследницей своего состояния, нажитого им в Сибири, которое даёт доходу десять тысяч в год. Госпожа Простакова поражена этим известием. У неё возникает новая идея: выдать Софью за своего сына, неуча Митрофана.

Через деревню Простаковых проходят солдаты. Их ведёт офицер Милон. Он встречает здесь своего старого друга, Правдина. Тот рассказывает, что состоит членом наместнического правления. Правдин объезжает округ и особенно обращает внимание на "злонравных невежд", которые плохо обращаются со своими людьми. Именно таких невежд он нашёл в лице Простаковых.

Милон же рассказывает, что он влюблён и более полугода находится в разлуке с любимой. Недавно он узнал, что его возлюбленная осталась сиротой и какие-то дальние родственники увезли её в свои деревни. В тот момент, когда Милон говорит об этом, он внезапно видит свою возлюбленную - это Софья.

Влюбленные рады встрече. Но Софья рассказывает, что госпожа Простакова хочет выдать её замуж за Митрофанушку. Милона терзает ревность. Правда, она ослабевает, когда он узнает побольше о своём "сопернике".

Проходящий мимо Скотинин бесцеремонно заявляет о своих видах на Софью. Правдин рассказывает ему о планах госпожи Простаковой. Скотинин в бешенстве. На глаза ему попадается Митрофан, которого ведёт учиться няня Еремеевна. Дядя желает объясниться с племянником и уж было набрасывается на него с кулаками. Но Еремеевна заслоняет собою Митрофанушку и прогоняет Скотинина.

Приходят учителя Митрофанушки: Сидорыч - Кутейкин и Пафнутьич - Цыфиркин. Кутейкин,дьячок от Покрова, недоучившийся в семинарии, учит Митрофана грамоте по Часослову и Псалтыри.А Цыфиркин, отставной сержант, - учитель арифметики.

Митрофан отказывается учиться. Он жалуется матери, что после дядюшкиной "таски" ему не идёт на ум ученье. Еремеевна рассказывает о столкновении со Скотининым. Простакова утешает сына,обещает его скоро женить. Учителей она велит накормить обедом и вновь прислать. Госпожа недовольна Еремеевной: та "не впилась в харю" Скотинину и "не раздернула ему рыла по уши". Простакова собирается по-своему "переведаться" с братцем. Усердная Еремеевна от обиды плачет.Учителя утешают её.

Приезжает Стародум. Прежде чем показаться хозяевам, он беседует со старым знакомым, Правдиным. Стародум вспоминает о своём отце, служившем Петру Великому, хвалит те времена. Стародум приехал, чтобы освободить свою племянницу от "невежд без души". Он был вынужден покинуть государственную службу. Когда Стародум ещё служил по военной части, он подружился с молодым графом. По объявлении войны Стародум поспешил в армию, а граф от этого уклонился. И вскоре после этого граф был произведён чином, а Стародум, раненный на войне, обойдён. Выйдя в отставку, Стародум приехал в Петербург ко двору. Но позже он решил, что "лучше вести жизнь у себя дома, нежели в чужой передней".

Стародум встречается с Софьей и обещает увезти племянницу от Простаковых. Разговор прерван появлением Простаковой и Скотинина. Сестра с братом дерутся, а Милон разнимает их. Стародума эта сцена забавляет. Госпожа Простакова раздражена весельем незнакомца, но, узнав, что это Стародум, она меняет тон на самый раболепный и угодливый. Она хочет подольститься к богатому родственнику и поспособствовать этим женитьбе Митрофанушки на Софье.

Но Стародум обещает на следующее же утро отвезти Софью в Москву, чтобы там выдать её замуж за некоего "молодого человека больших достоинств". Это известие повергает всех в уныние, а Софья"кажется пораженною". Тогда Стародум говорит ей, что выбор достойного жениха - всецело в её воле. Это всем возвращает надежду. Госпожа Простакова хвалится перед Стародумом образованием Митрофанушки. Она особенно довольна немцем Адамом Адамычем Вральманом, которого наняла на пять лет. Она платит ему триста рублей в год (прочим учителям - десять). Вральман учит Митрофана "по-французски и всем наукам". Но главное - он "ребенка не неволит".

Тем временем Кутейкин и Цыфиркин печалятся о том, что учение идёт не очень успешно.Арифметике Митрофан учится третий год, а "трёх перечесть не умеет". Грамоту он изучает четвёртый год, а до сих пор "новой строки не разберёт". А вся беда в том, что Вральман потакает ленивому ученику и мешает учебе.

Госпожа Простакова уговаривает сына поучиться. Тот требует, чтобы поскорее был сговор: "Не хочу учиться, хочу жениться". Цыфиркин задаёт Митрофану две задачи. Но мать вмешивается и не даёт решить их. Вообще арифметика представляется ей пустой наукой: "Денег нет - что считать? Деньги есть - сочтём и без Пафнутьича хорошохонько". Приходится Цыфиркину закончить занятие. Его место заступает Кутейкин. Митрофан бессмысленно повторяет за ним строки из Часослова. Тут появляется Вральман. Он объясняет госпоже Простаковой, что излишне набивать голову очень опасно. Вральман считает, что можно обойтись и без российской грамоты, и без арифметики. Митрофанушке, говорит он, нужно лишь знать, как жить в свете. Вральман отпускает Митрофана порезвиться.

Цыфиркин и Кутейкин хотят побить Вральмана. Отставной сержант замахивается доскою,а дьячок - Часословом, но немцу удается убежать.

Софья читает книгу Фенелона о воспитании девиц. Стародум беседует с ней о добродетели.Он получает письмо от графа Честана. Это дядя Милона, который хочет женить своего племянника на Софье. Заговаривая с Софьей о её замужестве, Стародум вновь замечает, что она смущена. Тут появляются Правдин и Милон. Правдин представляет Милона Стародуму. Оказывается, Милон в Москве часто бывал в доме Софьиной матери, и та любила его как сына. Стародум, беседуя с Милоном, убеждается, что имеет дело с достойным человеком. Милон просит руки Софьи,упоминая о своей "взаимной склонности" с девушкой. Стародум с радостью узнаёт, что Софья избрала именно того, кого он сам прочит ей в мужья. Он даёт согласие на этот брак.

Но прочие претенденты на руку Софьи ничего не ведают и не оставляют своих надежд. Скотинин принимается говорить о древности своего рода. Стародум в шутку делает вид, что во всём с ним согласен. Госпожа Простакова предлагает Стародуму посмотреть, как Митрофанушка выучен.Софьин дядюшка изображает, будто в восторге от Митрофанушкиной учёности. Однако он отказывает и Скотинину, и Митрофанушке, сообщив, что Софья уже сговорена. Он объявляет, что уедет с Софьей в семь утра. Но госпожа Простакова решает, что до этого времени она успеет"поставить на своем". Она расставляет по дому "часовых".

Правдин получает пакет; ему предписано взять в опеку дом и деревни Простаковых при первом же случае, когда нрав Простаковой будет угрожать безопасности подвластных ей людей. Правдин рассказывает об этом Стародуму. Их разговор прерван шумом.

Люди Простаковой тащат сопротивляющуюся Софью к карете - венчаться с Митрофанушкой.Милон, заставший эту сцену, освобождает невесту. Правдин грозит, что Простакова предстанет перед судом как "нарушительница гражданского спокойства". Госпожа Простакова бурно раскаивается в своем поступке. Стародум и Софья прощают её. Простакова рада прощению: уж теперь-то она отомстит своим слугам за произошедшую неудачу! Но сделать этого ей не удаётся: Правдин объявляет, что по правительственному указу он принимает в опеку дом и деревни Простаковых.

Скотинин подобру-поздорову уезжает к себе, к своим любимым хлевам. Госпожа Простакова просит Правдина дать ей власть хотя бы на три дня. Но тот не соглашается. Он зовет учителей, чтобы рассчитаться с ними. Еремеевна приводит Кутейкина, Цыфиркина и Вральмана. Правдин отпускает их восвояси. Кутейкин требует, чтобы ему заплатили за ученье, за стоптанные сапоги. А Цыфиркин отказывается от платы, потому что Митрофанушка ничему не научился. За такое великодушие Стародум, Милон и Правдин дают ему денег. А Кутейкину Правдин предлагает рассчитаться с самой госпожой. Тот в ужасе восклицает: "От всего отступаюсь". Во Вральмане Стародум узнаёт своего бывшего кучера. Оказывается, Вральман нигде не мог сыскать себе места кучера и пришлось ему идти в учителя. Стародум соглашается опять взять его к себе кучером.

Источник: Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русский фольклор. Русская литература XI−XVII вв. / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1998. — 608 с. На обложке: Кадр из фильма «Недоросль» (1987).

Книга Недоросль в кратком содержании доступна в 21 формате Doc, Docx, RTF, TXT, ODT, PDF, DjVu, FB2, HTML, JAVA, ePub, LIT, LRF, RB, TCR, Mobi, PDB, PMLZ, SNB, HTMLZ, AZW3 (для телефона, планшета, компьютера и ридера для электронных книг)

Денис Фонвизин - Недоросль

fb2
epub
txt
doc
pdf

99 Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания.

Скачивание начинается. Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Все книги на сайте размещаются его пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия.
Напишите нам, и мы в срочном порядке примем меры.

Описание книги "Недоросль"

Описание и краткое содержание "Недоросль" читать бесплатно онлайн.

Денис Иванович Фонвизин

Комедия в пяти действиях

Простаков.

Г-жа Простакова, жена его.

Митрофан, сын их, недоросль.

Еремеевна, мама Митрофанова.

Правдин.

Стародум.

Софья, племянница Стародума.

Милон.

Скотинин, брат г-жи Простаковой.

Кутейкин, семинарист.

Цыфиркин, отставной сержант.

Вральман, учитель.

Тришка, портной.

Слуга Простакова.

Камердинер Стародума.

Действие в деревне Простаковых.

Г-жа Простакова, Митрофан, Еремеевна.

Г-жа Простакова (осматривая кафтан на Митрофане). Кафтан весь испорчен. Еремеевна, введи сюда мошенника Тришку. (Еремеевна отходит.) Он, вор, везде его обузил. Митрофанушка, друг мой! Я чаю, тебя жмет до смерти. Позови сюда отца.

Г-жа Простакова, Еремеевна, Тришка.

Г-жа Простакова (Тришке). А ты, скот, подойди поближе. Не говорила ль я тебе, воровская харя, чтоб ты кафтан пустил шире. Дитя, первое, растет; другое, дитя и без узкого кафтана деликатного сложения. Скажи, болван, чем ты оправдаешься?

Тришка. Да ведь я, сударыня, учился самоучкой. Я тогда же вам докладывал: ну, да извольте отдавать портному.

Г-жа Простакова. Так разве необходимо надобно быть портным, чтобы уметь сшить кафтан хорошенько. Экое скотское рассуждение!

Тришка. Да вить портной-то учился, сударыня, а я нет.

Г-жа Простакова. Ища он же и спорит. Портной учился у другого, другой у третьего, да первоет портной у кого же учился? Говори, скот.

Тришка. Да первоет портной, может быть, шил хуже и моего.

Митрофан (вбегает). Звал батюшку. Изволил сказать: тотчас.

Г-жа Простакова. Так поди же вытащи его, коли добром не дозовешься.

Митрофан. Да вот и батюшка.

Те же и Простаков.

Г-жа Простакова. Что, что ты от меня прятаться изволишь? Вот, сударь, до чего я дожила с твоим потворством. Какова сыну обновка к дядину сговору? Каков кафтанец Тришка сшить изволил?

Простаков (от робости запинаясь). Ме… мешковат немного.

Г-жа Простакова. Сам ты мешковат, умная голова.

Простаков. Да я думал, матушка, что тебе так кажется.

Г-жа Простакова. А ты сам разве ослеп?

Простаков. При твоих глазах мои ничего не видят.

Г-жа Простакова. Вот каким муженьком наградил меня Господь: не смыслит сам разобрать, что широко, что узко.

Простаков. В этом я тебе, матушка, и верил и верю.

Г-жа Простакова. Так верь же и тому, что я холопям потакать не намерена. Поди, сударь, и теперь же накажи…

Те же и Скотинин.

Скотинин. Кого? За что? В день моего сговора! Я прошу тебя, сестрица, для такого праздника отложить наказание до завтрева; а завтра, коль изволишь, я и сам охотно помогу. Не будь я Тарас Скотинин, если у меня не всякая вина виновата. У меня в этом, сестрица, один обычай с тобою. Да за что ж ты так прогневалась?

Г-жа Простакова. Да вот, братец, на твои глаза пошлюсь. Митрофанушка, подойди сюда. Мешковат ли этот кафтан?

Скотинин. Нет.

Простаков. Да я и сам уже вижу, матушка, что он узок.

Скотинин. Я и этого не вижу. Кафтанец, брат, сшит изряднехонько.

Г-жа Простакова (Тришке). Выйди вон, скот. (Еремеевне.) Поди ж, Еремеевна, дай позавтракать ребенку. Вить, я чаю, скоро и учители придут.

Еремеевна. Он уже и так, матушка, пять булочек скушать изволил.

Г-жа Простакова. Так тебе жаль шестой, бестия? Вот какое усердие! Изволь смотреть.

Еремеевна. Да во здравие, матушка. Я вить сказала это для Митрофана же Терентьевича. Протосковал до самого утра.

Г-жа Простакова. Ах, Мати Божия! Что с тобою сделалось, Митрофанушка?

Митрофан. Так, матушка. Вчера после ужина схватило.

Скотинин. Да видно, брат, поужинал ты плотно.

Митрофан. А я, дядюшка, почти и вовсе не ужинал.

Простаков. Помнится, друг мой, ты что-то скушать изволил.

Митрофан. Да что! Солонины ломтика три, да подовых, не помню, пять, не помню, шесть.

Еремеевна. Ночью то и дело испить просил. Квасу целый кувшинец выкушать изволил.

Митрофан. И теперь как шальной хожу. Ночь всю така дрянь в глаза лезла.

Г-жа Простакова. Какая же дрянь, Митрофанушка?

Митрофан. Да то ты, матушка, то батюшка.

Г-жа Простакова. Как же это?

Митрофан. Лишь стану засыпать, то и вижу, будто ты, матушка, изволишь бить батюшку.

Простаков (в сторону). Ну, беда моя! Сон в руку!

Митрофан (разнежась). Так мне и жаль стало.

Г-жа Простакова (с досадою). Кого, Митрофанушка?

Митрофан. Тебя, матушка: ты так устала, колотя батюшку.

Г-жа Простакова. Обойми меня, друг мой сердечный! Вот сынок, одно мое утешение.

Скотинин. Ну, Митрофанушка, ты, я вижу, матушкин сынок, а не батюшкин!

Простаков. По крайней мере я люблю его, как надлежит родителю, то-то умное дитя, то-то разумное, забавник, затейник; иногда я от него вне себя и от радости сам истинно не верю, что он мой сын.

Скотинин. Только теперь забавник наш стоит что-то нахмурясь.

Г-жа Простакова. Уж не послать ли за доктором в город?

Митрофан. Нет, нет, матушка. Я уж лучше сам выздоровлю. Побегу-тка теперь на голубятню, так авось-либо…

Г-жа Простакова. Так авось-либо Господь милостив. Поди, порезвись, Митрофанушка.

Митрофан с Еремеевною отходят.

Г-жа Простакова, Простаков, Скотинин.

Скотинин. Что ж я не вижу моей невесты? Где она? Ввечеру быть уже сговору, так не пора ли ей сказать, что выдают ее замуж?

Г-жа Простакова. Успеем, братец. Если ей это сказать прежде времени, то она может еще подумать, что мы ей докладываемся. Хотя по муже, однако, я ей свойственница; а я люблю, чтоб и чужие меня слушали.

Простаков (Скотинину). Правду сказать, мы поступили с Софьюшкой, как с сущею сироткой. После отца осталась она младенцем. Тому с полгода, как ее матушке, а моей сватьюшке, сделался удар…

Г-жа Простакова (показывая, будто крестит сердце). С нами сила крестная.

Простаков. От которого она и на тот свет пошла. Дядюшка ее, господин Стародум, поехал в Сибирь; а как несколько уже лет не было о нем ни слуху, ни вести, то мы и считаем его покойником. Мы, видя, что она осталась одна, взяли ее в нашу деревеньку и надзираем над ее имением, как над своим.

Г-жа Простакова. Что, что ты сегодня так разоврался, мой батюшка? Ища братец может подумать, что мы для интересу ее к себе взяли.

Простаков. Ну как, матушка, ему это подумать? Ведь Софьюшкино недвижимое имение нам к себе придвинуть не можно.

Скотинин. А движимое хотя и выдвинуто, я не челобитчик. Хлопотать я не люблю, да и боюсь. Сколько меня соседи ни обижали, сколько убытку ни делали, я ни на кого не бил челом, а всякий убыток, чем за ним ходить, сдеру с своих же крестьян, так и концы в воду.

Простаков. То правда, братец: весь околоток говорит, что ты мастерски оброк собираешь.

Г-жа Простакова. Хотя бы ты нас поучил, братец батюшка; а мы никак не умеем. С тех пор как все, что у крестьян ни было, мы отобрали, ничего уже содрать не можем. Такая беда!

Скотинин. Изволь, сестрица, поучу вас, поучу, лишь жените меня на Софьюшке.

Г-жа Простакова. Неужели тебе эта девчонка так понравилась?

Скотинин. Нет, мне нравится не девчонка.

Простаков. Так по соседству ее деревеньки?

Скотинин. И не деревеньки, а то, что в деревеньках-то ее водится и до чего моя смертная охота.

Г-жа Простакова. До чего же, братец?

Скотинин. Люблю свиней, сестрица, а у нас в околотке такие крупные свиньи, что нет из них ни одной, котора, став на задни ноги, не была бы выше каждого из нас целой головою.

Простаков. Странное дело, братец, как родня на родню походить может. Митрофанушка наш весь в дядю. И он до свиней сызмала такой же охотник, как и ты. Как был еще трех лет, так, бывало, увидя свинку, задрожит от радости.

Скотинин. Это подлинно диковинка! Ну пусть, братец, Митрофан любит свиней для того, что он мой племянник. Тут есть какое-нибудь сходство; да отчего же я к свиньям-то так сильно пристрастился?

На Facebook В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы Вконтакте
Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях.
Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Мы ждём Вас!

Похожие книги на "Недоросль"

Книги похожие на "Недоросль" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии.

Денис Фонвизин - Недоросль

fb2
epub
txt
doc
pdf

99 Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания.

Скачивание начинается. Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Все книги на сайте размещаются его пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия.
Напишите нам, и мы в срочном порядке примем меры.

Описание книги "Недоросль"

Описание и краткое содержание "Недоросль" читать бесплатно онлайн.

Данная книга предоставляет возможность легкого приятного чтения, вызывающего восторженный смех в самых смешных ситуациях, личные внутренние аплодисменты в сатирических моментах и. некоторое легкое разочарование в моментах очень "серьезных". Здесь абсолютно всё в точку: и о браке - семье, и о службе - патриотизме, а о мире чиновников - ну просто фантастически метко и актуально. Удивительная комедия! Что необходимо иметь в себе, чтобы стать идеальным примером всего потрясающего? Суметь полностью читателя завлечь, перенести его в самый центр происходящих событий. Ему самому дать возможность прочувствовать атмосферу, познакомиться с новой и незнакомой для него эпохой. Проявить всю свою глубину, раскрыть все краски перед глазами: да и не так важна эта яркость красок, как их некая насыщенность, их полное сочетание. Развернуть абсолютно новый мир перед глазами, который состоит всего из одного дня. Но этот самый один день в себя включает десятки примеров, мыслей, жизней, убеждений. Итог: Софья - идеал женщины, а Милон - идеал мужчины.

Комедия в пяти действиях

Г-жа Простакова, жена его.

Простаков, сын их, недоросль.

Еремеевна, мама Митрофанова.

Софья, племянница Стародума.

Скотинин, брат г-жи Простаковой.

Цыфиркин, отставной сержант.

Действие в деревне Простаковых.

Г-жа Простакова (осматривая кафтан на Митрофане). Кафтан весь испорчен. Еремеевна, введи сюда мошенника Тришку. (Еремеевна отходит.) Он, вор, везде его обузил. Митрофанушка, друг мой! Я чаю, тебя жмет до смерти. Позови сюда отца.

ЯВЛЕНИЕ II Г-жа Простакова, Еремеевна, Тришка.

Г-жа Простакова (Тришке). А ты, скот, подойди поближе. Не говорила ль я тебе, воровская харя, чтоб ты кафтан пустил шире. Дитя, первое, растет; другое, дитя и без узкого кафтана деликатного сложения. Скажи, болван, чем ты оправдаешься?

Тришка. Да ведь я, сударыня, учился самоучкой. Я тогда же вам докладывал: ну, да извольте отдавать портному.

Г-жа Простакова. Так разве необходимо надобно быть портным, чтобы уметь сшить кафтан хорошенько. Экое скотское рассуждение!

Тришка. Да вить портной-то учился, сударыня, а я нет.

Г-жа Простакова. Ища он же и спорит. Портной учился у другого, другой у третьего, да первоет портной у кого же учился? Говори, скот.

Тришка. Да первоет портной, может быть, шил хуже и моего.

Митрофан(вбегает). Звал батюшку. Изволил сказать: тотчас.

Г-жа Простакова. Так поди же вытащи его, коли добром не дозовешься.

Митрофан. Да вот и батюшка.

ЯВЛЕНИЕ III Те же и Простаков.

Г-жа Простакова. Что, что ты от меня прятаться изволишь? Вот, сударь, до чего я дожила с твоим потворством. Какова сыну обновка к дядину сговору? Каков кафтанец Тришка сшить изволил?

Простаков(от робости запинаясь). Me… мешковат немного.

Г-жа Простакова. Сам ты мешковат, умная голова.

Простаков. Да я думал, матушка, что тебе так кажется.

Г-жа Простакова. А ты сам разве ослеп?

Простаков. При твоих глазах мои ничего не видят.

Г-жа Простакова. Вот каким муженьком наградил меня господь: не смыслит сам разобрать, что широко, что узко.

Простаков. В этом я тебе, матушка, и верил и верю.

Г-жа Простакова. Так верь же и тому, что я холопям потакать не намерена. Поди, сударь, и теперь же накажи…

ЯВЛЕНИЕ IV Те же и Скотинин.

Скотинин. Кого? За что? В день моего сговора! Я прошу тебя, сестрица, для такого праздника отложить наказание до завтрева; а завтра, коль изволишь, я и сам охотно помогу. Не будь я Тарас Скотинин, если у меня не всякая вина виновата. У меня в этом, сестрица, один обычай с тобою. Да за что ж ты так прогневалась?

Г-жа Простакова. Да вот, братец, на твои глаза пошлюсь. Митрофанушка, подойди сюда. Мешковат ли этот кафтан?

Скотинин. Нет.

Простаков. Да я и сам уже вижу, матушка, что он узок.

Скотинин. Я и этого не вижу. Кафтанец, брат, сшит изряднехонько.

Г-жа Простакова(Тришке). Выйди вон, скот. (Еремеевне.) Поди ж, Еремеевна, дай позавтракать ребенку. Вить, я чаю, скоро и учители придут.

Еремеевна. Он уже и так, матушка, пять булочек скушать изволил.

Г-жа Простакова. Так тебе жаль шестой, бестия? Вот какое усердие! Изволь смотреть.

Еремеевна. Да во здравие, матушка. Я вить сказала это для Митрофана же Терентьевича. Протосковал до самого утра.

Г-жа Простакова. Ах, мати божия! Что с тобою сделалось, Митрофанушка?

Митрофан. Так, матушка. Вчера после ужина схватило.

Скотинин. Да видно, брат, поужинал ты плотно.

Митрофан. А я, дядюшка, почти и вовсе не ужинал.

Простаков. Помнится, друг мой, ты что-то скушать изволил.

Митрофан. Да что! Солонины ломтика три, да подовых, не помню, пять, не помню, шесть.

Еремеевна. Ночью то и дело испить просил. Квасу целый кувшинец выкушать изволил.

Митрофан. И теперь как шальной хожу. Ночь всю така дрянь в глаза лезла.

Г-жа Простакова. Какая ж дрянь, Митрофанушка?

Митрофан. Да то ты, матушка, то батюшка.

Г-жа Простакова. Как же это?

Митрофан. Лишь стану засыпать, то и вижу, будто ты, матушка, изволишь бить батюшку.

Простаков(в сторону). Ну, беда моя! Сон в руку!

Митрофан (разнежась). Так мне и жаль стало.

Г-жа Простакова (с досадою). Кого, Митрофанушка?

Митрофан. Тебя, матушка: ты так устала, колотя батюшку.

Г-жа Простакова. Обойми меня, друг мой сердечный! Вот сынок, одно мое утешение.

Скотинин. Ну, Митрофанушка, ты, я вижу, матушкин сынок, а не батюшкин!

Простаков. По крайней мере я люблю его, как надлежит родителю, то-то умное дитя, то-то разумное, забавник, затейник; иногда я от него вне себя и от радости сам истинно не верю, что он мой сын.

Скотинин. Только теперь забавник наш стоит что-то нахмурясь.

Г-жа Простакова. Уж не послать ли за доктором в город?

Митрофан. Нет, нет, матушка. Я уж лучше сам выздоровлю. Побегу-тка теперь на голубятню, так авось-либо…

Г-жа Простакова. Так авось-либо господь милостив. Поди, порезвись, Митрофанушка.

Митрофан с Еремеевною входят.

ЯВЛЕНИЕ V Г-жа Простакова, Простаков, Скотинин.

Скотинин. Что ж я не вижу моей невесты? Где она? Ввечеру быть уже сговору, так не пора ли ей сказать, что выдают её замуж?

Г-жа Простакова. Успеем, братец. Если ей это сказать прежде времени, то она может еще подумать, что мы ей докладываемся. Хотя по муже, однако я ей свойственница; а я люблю, чтоб и чужие меня слушали.

Простаков(Скотинину). Правду сказать, мы поступили с Софьюшкой, как с сущею сироткой. После отца осталась они младенцем. Тому с полгода, как ее матушке, а моей сватьюшке, сделался удар…

Г-жа Простакова (показывая, будто крестит сердце). С нами сила крестная.

Простаков. От которого она и на тот свет пошла. Дядюшка ее, господин Стародум, поехал в Сибирь; а как несколько уже лет не было о нем ни слуху, ни вести, то мы и считаем его покойником. Мы, видя, что она осталась одна, взяли ее в нашу деревеньку и надзираем над ее имением, как над своим.

Г-жа Простакова. Что, что ты сегодня так разоврался, мой батюшка? Ища братец может подумать, что мы для интересу ее к себе взяли.

Простаков. Ну как, матушка, ему это подумать? Ведь Софьюшкино недвижимое имение нам к себе придвинуть не можно.

Скотинин. А движимое хотя и выдвинуто, я не челобитчик. Хлопотать я не люблю, да и боюсь. Сколько меня соседи ни обижали, сколько убытку ни делали, я ни на кого не бил челом, а всякий убыток, чем за ним ходить, сдеру с своих же крестьян, так и концы в воду.

Простаков. То правда, братец: весь околоток говорит, что ты мастерски оброк собираешь.

Г-жа Простакова. Хотя бы ты нас поучил, братец батюшка; а мы никак не умеем. С тех пор как все, что у крестьян ни было, мы отобрали, ничего уже содрать не можем. Такая беда!

Скотинин. Изволь, сестрица, поучу вас, поучу, лишь жените меня на Софьюшке.

Г-жа Простакова. Неужели тебе эта девчонка так понравилась?

Скотинин. Нет, мне нравится не девчонка.

Простаков. Так по соседству ее деревеньки?

Скотинин. И не деревеньки, а то, что в деревеньках-то ее водится и до чего моя смертная охота.

Г-жа Простакова. До чего же, братец?

Скотинин. Люблю свиней, сестрица, а у нас в околотке такие крупные свиньи, что нет из них ни одной, котора, став на задни ноги, не была бы выше каждого из нас целой головою.

Простаков. Странное дело, братец, как родня на родню походить может. Митрофанушка наш весь в дядю. И он до свиней сызмала такой же охотник, как и ты. Как был еще трех лет, так, бывало, увидя свинку, задрожит от радости.

Скотинин. Это подлинно диковинка! Ну пусть, братец, Митрофан любит свиней для того, что он мой племянник. Тут есть какое-нибудь сходство; да отчего же я к свиньям-то так сильно пристрастился?

На Facebook В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы Вконтакте
Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях.
Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Мы ждём Вас!

Похожие книги на "Недоросль"

Книги похожие на "Недоросль" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии.

Недоросль

Михаил Александрович Шолохов (1905–1984) – один из наиболее значительных писателей русской советской литературы, лауреат Нобелевской премии 1965 года за роман «Тихий Дон», принесший автору мировую известность.

В настоящую книгу вошли рассказы из ранних сборников – «Донские рассказы», «Лазоревая степь», – а также любимые читателями многих поколений рассказы «Нахаленок», «Судьба человека» и главы из романа «Они сражались за Родину» – по этому роману Сергей Бондарчук в 1975 году снял одноименный художественный фильм, ставший безусловным шедевром на все времена.

Дожить до рассвета

«… Повозка медленно приближалась, и, кажется, его уже заметили. Немец с поднятым воротником шинели, что сидел к нему боком, еще продолжал болтать что-то, в то время как другой, в надвинутой на уши пилотке, что правил лошадьми, уже вытянул шею, вглядываясь в дорогу. Ивановский, сунув под живот гранату, лежал неподвижно. Он знал, что издали не очень приметен в своем маскхалате, к тому же в колее его порядочно замело снегом. Стараясь не шевельнуться и почти вовсе перестав дышать, он затаился, смежив глаза; если заметили, пусть подумают, что он мертв, и подъедут поближе.

Но они не подъехали поближе, шагах в двадцати они остановили лошадей и что-то ему прокричали. Он по-прежнему не шевелился и не отозвался, он только украдкой следил за ними сквозь неплотно прикрытые веки, как никогда за сегодняшнюю ночь с нежностью ощущая под собой спасительную округлость гранаты. …»

Выбранные места из переписки с друзьями

«Я был тяжело болен; смерть уже была близко. Собравши остаток сил своих и воспользовавшись первой минутой полной трезвости моего ума, я написал духовное завещание, в котором, между прочим, возлагаю обязанность на друзей моих издать, после моей смерти, некоторые из моих писем. Мне хотелось хотя сим искупить бесполезность всего, доселе мною напечатанного, потому что в письмах моих, по признанию тех, к которым они были писаны, находится более нужного для человека, нежели в моих сочинениях. Небесная милость Божия отвела от меня руку смерти. Я почти выздоровел; мне стало легче. Но, чувствуя, однако, слабость сил моих, которая возвещает мне ежеминутно, что жизнь моя на волоске и приготовляясь к отдаленному путешествию к Святым Местам, необходимому душе моей, во время которого может все случиться, я захотел оставить при расставанье что-нибудь от себя моим соотечественникам. Выбираю сам из моих последних писем, которые мне удалось получить назад, все, что более относится к вопросам, занимающим ныне общество, отстранивши все, что может получить смысл только после моей смерти, с исключеньем всего, что могло иметь значенье только для немногих. Прибавляю две-три статьи литературные и, наконец, прилагаю самое завещание, с тем чтобы в случае моей смерти, если бы она застигла меня на пути моем, возымело оно тотчас свою законную силу, как засвидетельствованное всеми моими читателями…»

Читайте также: